Ветеран Первой карабахской войны – ушел, чтобы остаться!

Полковник в отставке Яхъя Юсиф Алиев родился и долгое время жил вдали от Родины, среди депортированных в Казахстан в 1937 -х годах.Он окончил два высших учебных заведений–Госуниверситет Казахстана(юридический факультет)и Азербайджанский Государственный Университет(исторический факультет)… Прошел трудный жизненный путь.Жизнь в ссылке не сломила его волю, а,наоборот,как это бывает часто,научила его преодолению трудностей,опираясь только на свои силы,умение.  Он по своей судьбе и сути был большим патриотом своего народа и тюркской нации в целом. Более половины своей жизни он посвятил делу единения тюрков всего мира, объездил множество городов, поселков, деревень, был даже на крайнем севере России, жил в юртах, где еще остались потомки древних тюрков. И везде находил следы победоносной Османской империи, Великого Турана, начиная с уйгуров в Китае, древних памятников в Монголии. Все увиденное, услышанное аккуратно записывал и твердо запоминиал. Он был желанным гостем в тех местах, где остались живые следы (люди,остатки памятников) тюрок. Все записи и впечатления позже легли на страницы его книг, в основу лекций, разговоров, диспутов, конференций во многих государствах мира и конечно, республиках Средней Азии, Российской Федерации…

Яхъя муаллим долгие годы работал в рядах МВД Казахстана и Азербайджана. Был начальником милиции Хатаинского района города Баку в чине полковника. Несмотря на то, что с того момента, как он оставил работу в полиции, прошло уже много лет, на одной из презентаций его очередной книги в Союзе писателей Азербайджана (я был на этом мероприятии) одна жительница Хатаинского района выступила с неожиданной речью о том, какие благородные поступки совершал он, будучи там на службе. Яхъя муаллим не любил говорить о своих добрых делах, считая это нормальным, обыденным делом… Но хорошие дела запоминаются людьми надолго и, как бы то ни было, время от времени кто-то с глубоким уважением и благодарностью вспоминает и даже напоминает о них. Оставить хороший след в жизни – это многого стоит. Он смог это сделать, не отрываясь от своих обязанностей или выполняя их.

Патриотизм, любовь к родине Яхъя муаллима ярко проявились во время Первой карабахской войны. В тот период он еще работал в Казахстане, и, собрав батальон из близких родственников и знакомых, приехал в Карабах, воевать за Родину, за справедливость, за целостность Азербайджана. Начав первый бой на окраинах Агдама, он так с боями и дошел до Шуши, и когда шли тяжелые бои в Ходжавенде и Ходжалы, он с остатками своего батальона (всего 29 человек) разместился в Ходжалы. Он рассказывал о том, что своими глазами видел, как оставшиеся от СССР танки с русскими солдатами в окружении армянских террористов прямой наводкой стреляли в дома азербайджанцев. В той неравной схватке он получил серьезное ранение, его контузило. Часть осколка того снаряда он унес с собой в могилу. Но он верил в Бога, свой народ и просто в чудо. Верил, что не должен умереть, не описав все увиденное в своих книгах и не донеся до многочисленных читателей реалии, ужасы войны, зверства армян и поддерживающих их солдат бывшей советской армии, оставленных, надо отметить ради истины, на произвол судьбы и воевавших на стороне тех, кто им за это платил… А в данном случае просто поддерживали своих единоверцев – армян.

С оставшимися девятью бойцами Яхъя муаллим вышел из окружения и добрался до Ходжавенда, а дальше отряды из жителей Агдама помогли им добраться до Агдама. Конечно, когда он рассказывал с болью в сердце об этой войне, было видно его переживание за тех, кто героически воевал и пал от руки оккупантов, которых, вопреки международному праву и четырем резолюциям ООН, поддерживали всем миром: кто-то оружием, кто-то – деньгами, кто-то стоял у рычага управления танков, бронетранспортеров, а кто-то вел информационную войну.

 

 

Воюя за Родину, Яхъя Алиев знал, что смерть идет за ним по пятам, и в любой момент может случиться необратимое. Человек смертен. Но, глядя в глаза смерти, он говорил ей: «Нет!», и на самом деле он сумел победить смерть, хотя с таким тяжелым ранением мало кто смог бы выжить. Сила его духа, желание продолжить начатое спасли его и подарили еще 30 лет жизни для бурной писательской деятельности во имя возврата оккупированных армянами наших исконно азербайджанских территорий, единения тюркского мира.

Я не без основания полагаю, что, когда он был при смерти и почти умирал, в него вселилась вторая небесная субстанция – талант. Он ожил и выжил, стал понимать многие вещи как нельзя быстрее и лучше. Его творчество писателя и историка ярко проявились именно после этого случая. Ибо, не имея таланта, он не смог бы за такое короткое время так легко написать десяток важных и интересных книг, руководить Ассоциацией тюркских народов в течение многих лет, и постоянно находиться в поисках новых тем для того, чтобы приступить к написанию еще нескольких книг, работая днем и ночью. Его хорошо знали и уважали везде, он успевал в течение недели побывать на нескольких мероприятиях в странах Средней Азии, в регионах Российской Федерации. Упорный труд и полученный от Неба талант не оставляли ему времени заботиться о своем здоровье. Это присуще всем талантливым личностям. Все, что было связано со здоровьем, он предпочитал оставлять на потом. Таким образом, он дожил до 71 года и не заметил, как болезнь проникла в его тело и медленно выполняла свое смертельное предназначение.

В последнее время Яхъя муаллим не мог скрыть свою искрометную радость, неподдельное удовлетворение итогами второй Отечественной войны, возвратом оккупированных земель, где он защищал честь офицера, полковника милиции, бойца с железной волей и верой в торжество добра над злом. Ему посчастливилось почувствовать радость победы азербайджанской армии, достойного полководца и искусного дипломата, своего однофамильца Президента Ильхама Алиева, в силу воли которого он верил безусловно. Победа и сближение двух братских народов и стран – Азербайджана и Турции были его заветной мечтой. Он всю жизнь работал на благо наших народов – тюрков всего мира. «Союз и единство тюрков всего мира начался в Азербайджане», – говорил он с гордостью, зная, что в этом есть и доля его заслуг. Когда Яхъя муаллим завершил очередную книгу, состоящую из стихов, его талант был вынужден подчиниться воле Создателя, покинув его тело. Яхъя Алиев ушел из жизни в полном сознании, среди близких ему людей. Он успел дать необходимые указания, советы, и с чувством выполненного долга перед Родиной и семьей по-джентльменски ушел из этой жизни, где остались его достойные дети, супруга, которые его любили и почитали.

Человек, оставивший след в истории своими делами, написанными книгами, достойными детьми, умирает только физически. Его дела будут жить как в его творчестве, так и в его детях, внуках, в глазах которых отец и дедушка Яхъя навсегда останется примером служения семье и Отечеству, как примерный гражданин, патриот. Все эти замечательные качества редко соединяются в одном человеке. Но наш друг был и остается одним из таких редких людей. Знающие его товарищи и друзья запомнят его именно таким человеком, который даже своим уходом в мир иной оставил яркий пример расставания – вроде бы ушел, а на самом деле остался в памяти тех, кто его знал, с ним дружил, был близок по духу.

Наш друг оставил массу примеров для подражания. Особенно в наше общемировое смутное время, когда морально-этические, семейные ценности все больше подвергаются атакам тех, кому милее нетрадиционные формы, правила общежития, где с каждым днем кольцо враждебной безнравственности все больше сужается вокруг привычных нам вековых ценностей, которые были и есть для нас лучшими ориентирами в жизни в целом, в семье в частности. Яхъя муаллим и его семья могли бы быть лучшим примером верности семейным ценностям. И в этом он преуспел, оставив после себя примеры поборников нравственности, морали, чести и достоинства.

 

Рафик Алиев,
Доктор философских наук, профессор

 

Share: