Что нам ждать от Ближнего Востока?

Накануне нового 2018 года Ближний Восток потрясла новость о нейтрализации “Исламского государства”. Казалось бы, эта “добрая весть” должна была затмить собой все другие мировые события, которые, как ожидалось, могли бы стать второстепенными. Но в действительности все оказалось совсем наоборот. Продолжающаяся блокада Катара со стороны международной коалиции во главе с Саудовской Аравией, инициирование президентом США Дональдом Трампом “Иерусалимской кампании” отодвигают новость о ликвидации “ИГИЛ” на второй план.

 

Проблемы Ближнего Востока появились не вчера и не сегодня, они накапливались веками. Неэффективная государственная политика, неудовлетворительные системы здравоохранения и образования, катастрофический дисбаланс между богатой и нищей прослойкой общества, обострённое стремление курдов, арабов, евреев к восстановлению справедливости и обеспечению территориальной целостности, а также всплеск в процессе выражения национальной и конфессиональной идентичности создают “взрывоопасную массу”, которая может “подорвать” не только регион, но и международное сообщество, в целом. И парадоксальным является то, что ни одно из государств Ближнего Востока, за исключением, пожалуй, Турции, не имеет ни малейшего желания, ни сил изменить эту ужасающую картину к лучшему.

 

Арабо-израильский конфликт никогда не представлял собой краеугольный камень столкновения на мировой арене, но, тем не менее, недавняя демонстрация исламской солидарности после признания Дональдом Трампом Иерусалима столицей Израиля могла бы послужить интегрирующим фактором, благодаря которому мусульманские и православные страны смогли бы прийти к глобальному компромиссу, если бы не были заняты собственной игрой за выживание.

 

Несмотря на то, что Ближний Восток по-прежнему остаётся значительным поставщиком энергоресурсов, тем не менее, эти источники энергии ограничены. В свою очередь, подобное стечение обстоятельств свидетельствует о том, что со временем стремление внешних сил, пытающихся “урвать последний кусок”, вмешиваться в регион будет увеличиваться.

 

Вместе с тем, Вашингтон на Ближнем Востоке все больше уступает свои позиции другим международным игрокам, которые могут гарантировать мир, тогда как Белый дом может гарантировать только эскалацию конфликта. В первую очередь, это касается Турции, активность которой на Ближнем Востоке оказалось настоящим ярким событием минувшего 2017 года. Анкара обладает крайне ясными и конкретными целями внешнеполитической стратегии, связанной, прежде всего, в возрождением былой роли Османской империи в ближневосточном регионе и обеспечением безопасности границ собственного государства. Турки также заинтересованы в формировании устойчивой и жизнеспособной системы региональной стабильности. И как бы при этом не относились к президенту Турции Реджепу Эрдогану, довольно часто выступающему на международной трибуне импульсивно, его политика всецело отвечает чаяниям турецкого народа, нуждающегося в сильном лидере и сильном государстве.

 

На сегодняшний день Турция – единственная страна, способная умиротворить Ближний Восток, который неотъемлем от ее внутреннего политического ландшафта.

 

Анкара на протяжении долгого времени отказывала себе в стремлении вернуть былую славу османов. Только при Реджепе Эрдогане она решительно стала отвергать навязываемый ей со стороны международного сообщества “комплекс неполноценности”. Теперь же она является ведущим и полновластным гарантом мира на Ближнем Востоке.

 

Вместе с тем, большинство региональных конфликтов на текущий момент не может быть решено в принципе. Сирия, Ирак, Ливия, Йемен уже вряд ли смогут быть интегрированы в мировое сообщество в качестве полноправных участников переговорного процесса и обречены быть подобием неких “политических мертвецов, которые лежат на обочине истории только лишь потому, что их забыли своевременно похоронить”.

 

Однако полная утрата влияния Вашингтона на Ближний Восток в краткосрочной перспективе вряд возможна. США по-прежнему располагают в ближневосточном регионе значительным военным контингентом, который при желании и в любой момент может быть увеличен. Проблема же состоит в том, что Дональд Трамп пока не очень-то отчётливо видит свое участие в Ближнем Востоке: для него “Восток” – настолько “дело тонкое”, что ему лучше там всех рассорить, нежели помочь им договориться.

 

Поэтому не приходится сомневаться в том, что Ближний Восток ещё долгое время будет являться основной “горячей точкой” современного мира, где войны будут сменять друг друга, меняя лишь организаторов и движущие силы.

 

 Денис Коркодинов, российский политолог

.